02 Декабрь

Максим Куликов: «Моя основная цель — добиться признания в родном клубе»

Мы продолжаем готовить для вас цикл бесед с игроками, которые на протяжении нескольких лет бессменно выступали за «СДЮШОР-Локомотив». Ещё один герой нашего интервью — связующий Константин.

 

Следующий сезон Константин Осипов проведёт в грозненском «Грозном», куда отправляется в годичную аренду. Об особенностях своего амплуа, дебюте в Суперлиге и многом другом — в нашем материале.

 

 

О старте карьеры и о себе

— В Зеленогорске, откуда ты родом, очень хорошая школа волейбола. Можно сказать, у тебя не было выбора, каким спортом заниматься?

— Я долгое время занимался плаванием, это мой папа любил играть в волейбол. Так, на любительском уровне. По вечерам я ходил с ним, мне нравилось «играть в мячик», даже получалось что-то. Как-то меня заметил тренер по волейболу, Владислав Владосович Стравинскас. Сказал: «У тебя все глаза красные от воды и хлорки. Приходи лучше к нам, если понравится, останешься, а нет, так будешь плавать и дальше». Как видишь, я остался.

 

— У тебя в детстве был кумир?

— В детстве моим кумиром был папа, я всегда хотел быть похожим на него. Из волейболистов мне импонирует Александр Бутько. Если уж и стремиться к кому-то, то, наверное, к нему.

 

— Расскажи, как ты стал связующим? Игроки, как правило, не сразу приходят на эту позицию. Тот же Бутько начинал как доигровщик.

— Я был ростом где-то 186−187 и тренер сказал, что если я больше не вырасту, то можно попробовать сделать из меня связку. Потому что связки обычно ниже доигровщиков. Новое амплуа мне понравилось. Слава богу, потом ещё подрос, но позицию не поменял.

 

— Лично для тебя в чём особенность этого амплуа?

— Я получаю удовольствие, когда «разрываю» блок, когда удаётся обмануть центрального блокирующего на другой стороне сетки.

 

— Связка — настоящий мозг команды. Это сложно, когда все нити игры в твоих руках?

— Бывают, конечно, тяжелые ситуации, когда понимаешь, что сейчас всё зависит только от тебя и от того, кому ты сделаешь пас. Иногда это полностью решает исход матча. Главное, выбрать того нападающего, который сможет забить. И ты стоишь, и вот уже противник подаёт, а ты всё думаешь, кому же паснуть… Трудность только в этом (улыбается).

 

— И как же всё-таки принимаешь решение, какого нападающего выбрать?

— Есть много аспектов, по которым я принимаю решение. Почти всегда зависит от доводки, иногда я вижу расположение блокирующих, иногда просто знаю, что вот этот, конкретный игрок, сейчас забьёт, иногда ребята сами просят пас. Заранее я редко решаю, кому буду пасовать, ориентируюсь по ситуации.

 

— В «СДЮШОР-Локомотиве» ты ещё и капитаном был. Двойная ответственность?

— Не скажу, что это было сложно. Как-то с детства ещё повелось, что я был капитаном — и в Зеленогорске, и когда попал сюда. Я привык (смеется). Бывает, когда спрашивают с капитана, на всех собраниях в первую очередь. А на площадке я просто старался всем помочь.

 

— Ты часто проявляешь эмоции на площадке, карточки получаешь?

— Нет, в этом смысле я спокоен. Я сильно не кричу, стараюсь не ругаться, это не мой путь. К тому же, когда в команду приходил новый тренер, а у нас их было много за последние сезоны, то каждый говорил: «Не нужно вступать в конфликт с судьями». Прививали культуру, чтобы на площадке не было ругани. В целом, я даже рад, что мне удалось поработать с несколькими тренерами за это время, потому что каждый из них сыграл свою роль в становлении меня, как игрока.

 

— А как же Алексей Спиридонов? Эмоции на площадке — его визитная карточка. И кто скажет, что они мешают ему играть?

— Да, без эмоций на площадке никуда. Ты не игрок, если их нет! Но у Спиридонова просто такой стиль, по которому его все узнают. Он любит провоцировать игроков, судей, тренеров, выплескивая на них свои эмоции. Я же не люблю этого делать, я стараюсь направлять их только в свою команду. В этом плане мне ближе Сергей Тетюхин.

 

— Суеверия у тебя какие-нибудь есть?

— Когда в Высшей лиге «А» играли тур, после победы в один день, старался повторить всё то же самое на следующий. Также надеть носок, кроссовок, также прийти в раздевалку. В общем, повторить весь победный день, чтобы снова выиграть.

 

О «Локомотиве»

 

— В позапрошлом сезоне Александр Бутько получил травму пальца и тебя стали подключать к первой команде. Это был твой дебют?

— Если брать во внимание именно игры чемпионата России, то да, дебют. До этого я принимал участие в предварительном этапе Кубка России. Как раз, когда Саша был на сборах с национальной командой, меня заявляли на матчи вместе с основой.

 

 

— Эмоции от первого выхода на площадку в Суперлиге помнишь?

— Да, это, конечно, неописуемый восторг. Я впервые играл при таком количестве болельщиков, на «СДЮШОР-Локомотив» не так много людей ходило. Когда выходишь, а вокруг полные трибуны, сердце бьётся намного чаще. Я буквально за три секунды вспотел! (смеётся) Но первые несколько минут волнения сменились погружением в матч, эмоции отключились, и я уже старался принести пользу команде.

 

— Игроки «Локомотива» поддерживали?

— Да, это самое хорошее, что есть и должно быть в команде — когда ты приходишь, они тебя не «съедают», а действительно стараются помочь. Если видят, что ты делаешь что-то не так, что нужно что-то менять, они всегда помогут.

 

— Какое-то время ты тренировался с главной командой. Какие отличия были от тренировок со «СДЮШОР-Локомотивом»?

— В первой команде люди другие, требования другие. Если в команде Вышки с тебя спрашивает только тренер, то в Суперлиге спрашивают и игроки. И ты понимаешь, что нельзя ни схалявить, ни позволить себе не добежать до мяча, потому что кричать будет не только тренер, но и твой партнер по команде. В этом главное отличие.

 

— Андрей Геннадьевич Воронков — какой он тренер? 

— Он достаточно строгий тренер. Но, наверное, именно в этом и его «фишка» — когда ты приходишь к нему на тренировку, ты настроен только на своё дело. С ним правда все добавляют, это я почувствовал на себе. Ну, как мне кажется. Самое важное для Воронкова — дисциплина. А как известно, дисциплина — залог успеха.

 

— Какие итоги для себя можешь подвести после сыгранных сезонов в Новосибирске?

— Я надеюсь, что ещё рано подводить итоги. Дай Бог, я ещё окажусь в этом городе и команде. Я очень рад, что семь лет находился в структуре клуба, мне очень нравится «Локомотив», как там всё устроено. Клуб дал мне работу, бесценный опыт, который, я уверен, мне ещё пригодится.

 

 

О новом этапе карьеры — Сейчас ты в «Грозном».

Как тебе первые сборы со взрослой командой?

— Хорошо, всех парней я до этого видел. Сейчас просто узнаём друг друга получше. Тренировочный процесс тоже сбалансирован, нет такого, что ты, грубо говоря, в носу ковыряешься, и нет такого, что погибаешь. Всё в меру.

 

— Конкуренция тебя не пугает?

— У нас такой вид деятельности, что конкуренция присутствует всегда. Нет, не пугает, это обычное дело.

 

— Константин Сиденко рассказывал, что самые сложные для него сборы — первые в «Локомотиве».

Какие сборы были для тебя самыми тяжёлыми?

 

— Сложно сказать, не было пока таких сборов, на которых бы я «умирал». Все сборы тяжелы по-своему, разве что в Новосибирске акцент больше был на выпады, в «Грозном» сейчас — на прыжки. Для меня они равноценны.

 

— То, что в одной команде вместе с тобой сейчас Иван Комаров и Павел Таюрский придаёт уверенности?

— В какой-то степени, да. В «СДЮШОР-Локомотиве» мы проработали вместе не один год. Когда хорошо знаешь человека, это помогает в разных ситуациях, как на площадке, так и за её пределами. Тем более, у нас хорошие дружеские отношения, значит, в трудных моментах у нас точно будет поддержка, а с ней и уверенность!

 

— Максим с Ваней друг за другом повторили одну и ту же фразу: «В новом клубе хочу попасть в основной состав». Думаю, ты тоже?

— Естественно! (улыбается). Первостепенная задача — играть. Никто не хочет сидеть на скамейке. Хочется поиграть и показать всем себя, чтобы заметили. И самое главное, чтобы «Локомотив» захотел вернуть меня обратно. Если не сложится, то нужно быть на слуху, не затеряться в Суперлиге и остаться на плаву.

 

— Команда «Грозный» — какая она сейчас?

— Я сам пока не знаю. По ходу сезона уже смогу понять, что из себя представляет команда и какими будем мы, её игроки.

 

— Я думала, ты скажешь что-то вроде: «Она такая же грозная, как и её название».

— Может быть, и так тоже (смеется).

Меню